fbpx
  Уголовное дело        08 февраля 2020        30         0

Адвокат в прениях

Защитная речь в уголовном процессе

(методологические рекомендации для стажеров и начинающих адвокатов)

Защитительная речь — это завершение зашиты на стадии рассмотрения уголовного дела по существу, ее «эндшпиль», кульминация, к которой были направлены все усилия защитника с момента вступления в дело. В защитительной речи проявляются все профессиональные качества защитника: знание права и судебной практики, владение законами и правилами логики, риторики и ораторского искусства.

«Защитительная речь» как понятие в УПК РФ отсутствует, это профессиональный термин адвокатов, означающий речь защитника в прениях — отдельной, самостоятельной стадии уголовного процесса (глава 38 «Прения сторон и последнее слово подсудимого», ст.ст. 292-295 УПК РФ).

По смыслу ч.ч. 1 и 2 ст. 292 УПК РФ выступление защитника в прениях с речью в интересах подсудимого является обязанностью защитника, а не его правом (в отличие от потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей и подсудимого при участии защитника). Отказ защитника от участия в прениях недопустим и означал бы оставление подсудимого без защиты на данной стадии процесса, нарушение его права на защиту.

В соответствии с ч. 1 ст. 273 УПК РФ защитник может выразить свое отношение к предъявленному обвинению и в начале судебного следствия. Но именно в защитительной речи защитником высказывается суду позиция по делу в ее полной версии, дается ее обоснование доказательствами, предлагается концепция судебного решения по делу.

При подготовке и произнесении речи адвокат должен знать и руководствоваться требованиями закона, устанавливающего пределы возможного для защитника в определении ее содержания. Так в ч. 4 ст. 292 УПК РФ установлен запрет для участников прений ссылаться в своих речах на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми. Если на стадии прений (например, в связи с речами других участников процесса) возникнет ранее не предвиденная необходимость сослаться на неисследованные в ходе судебного следствия доказательства, защитник может обратиться к суду с мотивированным ходатайством о возобновлении судебного следствия в порядке ст. 294 УПК РФ для их исследования и уже впоследствии сослаться на них в защитительной речи, не нарушая установленного запрета.

При определении содержания речи защитником необходимо также учитывать ряд ограничений, установленных Кодексом профессиональной этики адвоката, касающихся вопросов профессиональной тайны адвоката, соотношения позиций защитника и подзащитного, а также этики взаимоотношений с участниками процесса и судом. Так, в соответствии со ст. 9 Кодекса адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам до- верителя, занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного, разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи, допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения. Ст. 10 Кодекса устанавливает, что «закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом».

В остальном защитник свободен в выборе средств и способов защиты (в том числе и в определении содержания защитительной речи), поскольку УПК РФ устанавливает полномочия защитника в уголовном процессе в виде открытого, неисчерпывающего перечня (см. п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ. защитник вправе «использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты»).

В ч. 1 ст. 248 УПК РФ установлено, что защитник излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Эти нормы кратко обозначают возможное содержание защитительной речи. Однако деятельность защитника в уголовном процессе направлена на благоприятное для подзащитного разрешение тех же вопросов, которые должен решить и суд в приговоре. В связи с этим для определения круга вопросов и последовательности их изложения в защитительной речи можно руководствоваться не только положениями упомянутой ч. 1 ст. 248 УПК РФ, но и нормами ст. 299 «Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора, и ч.ч. 1-2 ст. 313 «Вопросы, решаемые судом одновременно с постановлением приговора» УПК РФ.

На это указывает ч. 7 ст. 292 УПК РФ, где говорится о праве участников процесса по окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату, представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки решений по вопросам, указанным в п.п. 1 — 6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, а именно:

«1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый;

3) является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено;

4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;

5) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление;

6) имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание…».

По непонятной причине в ч. 7 ст. 292 УПК РФ речь идет только о вопросах, указанных в п.п. 1 — 6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, видимо, как о наиболее важных вопросах. Но в УПК РФ нет запрета на высказывание позиции защитника в его речи и по другим вопросам, указанным в ч. 1 ст. 299 и в ч.ч. 1-2 ст. 313 УПК РФ.

В каждом уголовном деле защитник индивидуально определяет перечень и последовательность тех вопросов, которые будут им освещены в его защитительной речи в зависимости от позиции защиты и конкретных обстоятельств дела.

С логической точки зрения в защитительной речи защитником преследуются одновременно две цели: убеждение суда в позиции защиты (доказывание тезиса) и опровержение позиции обвинения (опровержение антитезиса). Одно без другого делает речь защитника логически незавершенной и неубедительной.

При определении позиции защиты защитник исходит из оценки исследованных доказательств и подчинен позиции и воле подзащитного (за исключением случая самооговора). В этой связи можно выделить следующие возможные позиции защиты, в обосновании которых суть речи защитника в уголовном процессе:

Позиция о смягчении наказания — возникает, когда подзащитный признает вину и у защитника нет оснований для оспаривания доказанности обвинения и правильности квалификации преступления.

Позиция об изменении квалификации преступления и смягчении наказания — защищается в тех случаях, когда подсудимый признает свое участие в преступлении, но его действия неправильно квалифицированы по той или иной части и (или) статье УК РФ.

Позиция об оправдании подсудимого. Такую позицию защитник обязан занимать во всех случаях, когда подзащитный:

— не признает вину (независимо от оценки защитником доказанности обвинения);

— признает свою вину в совершении преступления, но это признание является самооговором (а также результатом юридической или фактической ошибки), и не доказано событие преступления, в деянии отсутствует состав преступления или не доказано участие подсудимого в преступлении.

Позиции о смягчении наказания и об изменении квалификации предполагают признание виновности подзащитного. По этой причине недопустимо в защитительной речи после обоснования позиции оправдания предлагать их суду как альтернативные позиции. Иногда приходится слышать защитительную речь, построенную по такой формуле: «…в связи с вышеизложенным, прошу суд оправдать моего подзащитного, если же суд не согласится с моей позицией и признает его виновным, прошу переквалифицировать его действия… и смягчить наказание с учетом…». Такая защитительная речь порождает сомнение в позиции защитника об оправдании, нарушает требования профессиональной этики, в конечном итоге, право на защиту подсудимого в случаях непризнания им вины. Но не уделить внимания неправильной квалификации инкриминируемого деяния (даже и при позиции оправдания) тоже нельзя. Избежать такой ситуации конфликта взаимоисключающих позиций без нарушения норм профессиональной этики адвоката можно следующим образом.

Сначала необходимо обосновать свою позицию по вопросам, указанным в п.п. 1 и 3 ч. 1 ст. 299 УК РФ: имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый? является ли это деяние преступлением, какими пунктом, частью, статьей УК РФ оно предусмотрено? Отвечая на эти вопросы, в своей речи защитник излагает свою позицию о деянии и его квалификации независимо от того, кем оно совершено и тем более без связи с личностью подзащитного.

После этого защитник переходит к ответам на вопросы, указанные в П.П. 2 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ: доказано ли, что деяние совершил подсудимый? виновен ли подсудимый в совершении этого преступления? И отвечая на эти вопросы «Нет, не доказано! Нет, не виновен!», защитник анализом доказательств обосновывает позицию оправдания.

Как уже упоминалось выше, в ч. 7 ст. 292 УПК РФ говорится о представлении суду в письменном виде формулировок решений по вопросам, которые в соответствии со ст. 299 УПК РФ суд должен разрешить в приговоре. С позиции защитника в данном случае подразумевается выполненная в письменном виде и представленная суду защитительная речь. В этой связи возникает вопрос: а нужно ли готовить речь в письменном виде и представлять ее суду? Считаю, что по наиболее сложным делам, когда речь защитника насыщена большим количеством фактов, анализом большого объема доказательств, специальных терминов, цифр, это делать необходимо. Речь защитника, выполненная в письменном виде, является своего рода «защитительным (или оправдательным) заключением» и альтернативой заключению обвинительному. Работа над письменной речью вырабатывает осмысленность позиции защиты, и к тому же она может оказать большую помощь защитнику при ее произнесении в прениях. Устная речь на слух может быть и не воспринята судом, а имея ее письменный вариант, суд в совещательной комнате может глубоко изучить ее и учесть при вынесении приговора. Впоследствии текст письменной речи может быть использован в условиях ограниченного срока на кассационное обжалование приговора для составления кассационной жалобы.

И еще один важный момент, относящийся к вопросу о выступлении за щитника в прениях. В соответствии с ч. 3 ст. 292 УПК РФ «последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними — подсудимый и его защитник…» Несомненно, в таком порядке выступлении есть преимущество для защиты: в защитительной речи имеется возможность учитывать положения речей стороны обвинения. Но есть и недостаток: до начала защитительной речи суд может быть утомлен длительными и часто монотонными предшествующими речами, внимание судей может быть рассеянным. Для того, чтобы речь защитника слушалась и воспринималась, необходимо иметь некоторые навыки по удержанию внимания слушателей «в своих руках». И уж совершенно необходимо привлечь внимание суда перед началом произнесения речи. Это может быть любой ораторский прием. Например, по делу о причинении во время семейной ссоры подсудимым своей супруге телесных повреждений (на момент рассмотрения дела в суде они примирились) защитник начал свою речь словами: «Уважаемый суд, данное дело напомнило мне шуточный афоризм: «Не любить женщину преступление, а любить — наказание!». После этих слов ситуация утратила свою драматичность, созданную выступлением прокурора, защитник вызвал к себе интерес, внимание аудитории было «включено».

Афоризмы и другие «украшательства» защитником могут использоваться (но к месту и в разумной мере) на протяжении всей речи. Они делают ее образной, яркой и поддерживают внимание слушателей. Помогает поддержанию внимания и периодически повторяющиеся обращения непосредственно к суду: «Уважаемый суд», «Ваша честь», побуждающие к действию просьбы: «Обратите внимание на», «Сравните», и даже неожиданные паузы в речи. Представьте: защитник говорил, говорил и неожиданно замолчал на несколько секунд — на вас тут же обратятся взгляды слушателей: выступление можно продолжать…

Подчеркивая важность избранной мною темы, завершу статью тем же, с чего ее и начал: защитительная речь — это финал защиты. В любом деле именно финал предопределяет его успех, требует наибольших усилий и внимания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

АДВОКАТ
адвокат Хомич
ХОМИЧ ДМИТРИЙ НИКОЛАЕВИЧ, адвокат. Специализируюсь на уголовных делах, защита на предварительном следствии и в суде, подготовка апелляционных и кассационных жалоб, консультации. тел. +79179006989 электронная почта: 9006989@gmail.com
Мой Ютуб-канал
Как правильно подготовить апелляционную жалобу
Награжден