Судья Зайниева А.Х.                                         дело № 22-9551/2021

                       АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

    14 декабря 2021 г.                                                                г. Казань

Судебная коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи Худобина Ю.П.,

судей Фаттахова И.И., Имамовой Л.Г.,

при секретарях судебного заседания Ильичевой А.А., Якуповой Т.А.,

с участием прокурора Галимовой Г.М.,

защитников — адвокатов Шарипова З.К., Новиковой И.А.,

представителя потерпевшего — адвоката Хомича Д.Н.,

осужденного Ахметова Э.И. в режиме видеоконференц-связи

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Ахметова Э.И., адвокатов Сазонова К.Ф., Шарипова З.К., Новиковой И.А., представителя потерпевшего адвоката Хомича Д.Н., апелляционному представлению государственного обвинителя Шаеховой Ч.М. на приговор Приволжского районного суда города Казани от 30 июня 2021 года в отношении Ахметова Эрика Ирековича.

Заслушав доклад судьи Фаттахова И.И., выслушав выступления осужденного Ахметова Э.И., адвокатов Шарипова З.К., Новиковой И.А., представителя потерпевшего адвоката Хомича Д.Н., которые поддержали апелляционные жалобы, мнение прокурора Галимовой Г.М., поддержавшей апелляционное представление, руководствуясь статьями 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

                                       У С Т А Н О В И Л А:

    Приговором Приволжского районного суда города Казани от 30 июня 2021 года

Ахметов Эрик Ирекович, <…>

осужден к лишению свободы:

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем С.З.) – на 2 (два) года,

по части 3 статьи 159 УК (по эпизоду со свидетелем М.И.) – на 2 (два) года,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем З.А.) – на 2 (два) года,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Г.И.) – на 2 (два) года,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Х.И.) – на 2 (два) года,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Ш.Д.) – на 2 (два) года,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Х.И.) – на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Н.Р.) — на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Х.Ф.) – на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем В.О.) – на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Г.С.) – на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Ш.А.) – на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Х.Р.) – на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем К.А.) –на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем К.И.) – на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем Ш.Л.) – на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,

по части 3 статьи 159 УК РФ (по эпизоду со свидетелем К.А.) – на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 (четыре) года с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Срок отбывания наказания осужденному Ахметовоу Э.И. постановлено исчислять со дня вступления приговора в законную силу.

Мера пресечения Ахметову Э.И. до вступления приговора в законную силу изменена на заключение под стражу с содержанием его в ФКУ СИЗО УФСИН России по Республике Татарстан до вступления приговора в законную силу, со взятием под стражу в зале суда.

Постановлено зачесть Ахметову Э.И. в срок лишения свободы в силу положений пункта «б» части 3.1 статьи 72 УК РФ, время содержания под стражей со 02.07.2021 до вступления настоящего приговора в законную силу, а также время с 19.09.2019 до 21.09.2019 со дня задержания до дня избрания меры пресечения в виде домашнего ареста, из расчета один день содержания под стражей за полтора дня лишения свободы. На основании части 3.4 ст.72 УК РФ, время нахождения под домашним арестом, с 21.09.2019 до 25.02.2021, а также период действия меры пресечения в виде запрета определенных действий, предусмотренных пунктом 1 части 6 статьи 105.1 УПК РФ, с 04.03.2021 до 02.07.2021, постановлено зачесть в срок лишения свободы из расчета два дня за один день лишения свободы.

За потерпевшим признано право на возмещение материального ущерба от преступления в порядке гражданского судопроизводства.

Арест на имущество Ахметова Эрика Ирековича, <…>: — жилое помещение, кадастровый номер <…>, дата государственной регистрации <…>, номер государственной регистрации <…>, расположенное по адресу: <…> (общая долевая собственность, доля в праве 1/5) (кадастровая стоимость 9 196 635, 42 рублей); карточные счета, открытые в банках: — в ПАО «Банк ВТБ» специальный карточный счет <…>, дата открытия счета – <…>, остаток по счету – 1 431 рублей 64 копейки; — в АО «Россельхозбанк» специальный карточный счет <…>, дата открытия счета – <…>, остаток по счету – 41 рублей 00 копеек, наложенные постановлением Советского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 13.02.2020, постановлено отменить после вступления приговора в законную силу.

Ахметов Э.И. признан виновным в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, в крупном размере, с использованием служебного положения (по эпизодам со свидетелями С.З., М.И., З.А., Г.И., Х.И., Ш.Д.), в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, с использованием служебного положения (по эпизодам со свидетелями Х.И., Н.Р., Х.Ф., В.О., Г.С., Ш.А., Х.Р., К.А., К.И., Ш.Л., К.А.).

Преступления совершены в период с января 2017 года до мая 2019 года в городе Казани при указанных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах:

— осуждённый Ахметов Э.И. просит приговор в отношении него отменить и оправдать его в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. В обоснование жалобы указывает, что приговор считает незаконным, необоснованным и несправедливым, не соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Отмечает, что сумма ущерба Управлению Р. ни органами предварительного следствия, ни судом не установлена, не понятен объект посягательств. Его доводы о законном начислении премий сотрудникам Управления, об отсутствии доказательств совершения мошенничества путем обмана либо злоупотребления доверием, результатом чего мог явиться ущерб Управлению Р., опровергнуты не были ни государственным обвинением, ни судом. Отмечает, что представленные стороной защиты доказательства его невиновности судом были либо отвергнуты, либо оценены формально, либо оценка им вообще не была дана и ряд доказательств, представленных стороной защиты, не нашли отражения в приговоре. Считает, что суд исказил его показания, данные в ходе предварительного следствия, а также положил в основу обвинительного приговора показания свидетелей и руководителя Управления Р. Х.Н., без оценки этих доказательств в их совокупности, изложив их показания с обвинительным уклоном, в иной интерпретации, нежели было сообщено свидетелями и представителем потерпевшего в судебном заседании. В основу обвинительного приговора, суд положил показания свидетелей, данные ими в ходе предварительного следствия, несмотря на то, что в судебном заседании были выявлены факты давления на свидетелей при производстве следственных и иных процессуальных действий, предъявления им готовых протоколов допросов. При производстве допросов были допущены существенные нарушения, которые требовали проверки в порядке статьи 144 УПК РФ. Указывает, что он никогда не давал показаний о начислении премий в завышенном размере, пояснял и на следствии, и в суде, что сотрудники Управления вкладывали свои средства для проведения мероприятий. Он также вкладывал свои личные денежные средства для проведения мероприятий.

Также отмечает, что какой-либо ущерб Управлению Р. не причинен, что подтвердил руководитель Управления Х.Н., признанный представителем потерпевшего. Суд необоснованно исследовал в судебном заседании и учел при постановлении приговора показания Х.Э., полномочия которой, как представителя потерпевшего, были прекращены. Считает, что суд необоснованно отклонил заключение специалиста-эксперта А.А., а также не учел другие доказательства стороны защиты.

Приводит анализ показаний свидетелей, которые согласно приговора передавали ему часть своих премий, и указывает, что показания указанных свидетелей не подтверждают его вину в совершении преступлений. Указывает, что самостоятельно они ни одной суммы не назвали, о чем свидетельствует протокол судебного заседания. Суммы смотрели по банковским выпискам со следственным комитетом. Кроме того, приводит данные о предоставлении отпуска или направлении в командировку указанных свидетелей, которые подтверждают невозможность передачи ему денежных средств в определенные дни, определенными лицами, указанных в приказах. Суд проигнорировал указанные документы, что свидетельствует об обвинительном уклоне. Исходя из анализа показаний ряда свидетелей считает, что свидетели Ш.Д. и М.И. оговорили его, возможно с целью скрыть факты незаконного получения ими денег у других лиц.

Отмечает, что суд не принял во внимание, что все свидетели сообщили о том, что он их никогда не обманывал, в заблуждение не вводил. Подтвердили проведение мероприятий, получение подарков, цветов, организацию праздничных столов и др., за счет вложенных сотрудниками в общий котел их личных денежных средств. Сведений о каких-либо фактах хищения бюджетных средств Управления, в показаниях свидетелей не содержится. Судом было установлено, что мероприятия проводились за счет профсоюза. Однако, суд не дал оценку исследованным стороной обвинения в ходе судебного заседания, письменным доказательствам, которые подтверждают его показания, что мероприятия, на основании решения, принятого коллегиально, проводились силами сотрудников, что подтвердил и представитель потерпевшей стороны — Х.Н. При этом суд не дал оценку доказательственного значения показаниям свидетелей в хищении бюджетных средств Управления Р., и не опроверг показания в части проведения мероприятий и посещения концертов за счет вложенных в «общий котел» сотрудниками их личных денежных средств, которые к денежным средствам Управления отношения не имеют.

Отмечает, что из информации, полученной от ряда свидетелей в судебном заседании, следует, что показания готовили со следственным комитетом, а также имеются показания о применении к свидетелям спецсредств сотрудниками правоохранительных органов, доставлении свидетелей в ИВС без соответствующих оснований и т.д., что в целом могло привести к искусственному созданию доказательств. Как следует из оглашенных письменных документов, время и место допросов и получения объяснений у ряда свидетелей совпадает, что свидетельствует о подлоге. Кроме того, в протоколах допросов присутствуют сведения о номерах счетов, которые содержат количество цифр не менее 16; точное указание дат и количество поступлений и снятий денежных средств за период 2017 по 2019 годы, при отсутствии сведений в протоколе о предъявлении вещественных доказательств и документов свидетелям, что подтверждает доводы защиты о предъявлении свидетелям готовых текстов, внесенных в протоколы допросов. Указывает также о фактах давления на ряд свидетелей. Отмечает, что суд не учел то, что показания всех свидетелей согласуются между собой в части законности начисления премий.

Доказательств, свидетельствующих о том, что он на постоянной основе, как установил суд, составлял представления на премирование начальников отделов, не имеется. Выводы суда в этой части являются надуманными, основаны на предположениях. Выводы суда о том, что он давал указания начальникам отделов Управления о включении в представления на премии некоторым сотрудникам завышенной суммы премии и сдавал указанные представления в отдел бухгалтерского учета и экономики для последующих действий, опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами, как показаниями свидетелей, так и письменными доказательствами.

Также, при исследовании в судебном заседании папок на премирование с приказами и представлениями, был выявлен факт нарушений, связанных с осмотром данных папок, что не исключает возможность несанкционированного доступа третьих лиц к этим документам, в связи с чем, было заявлено отдельное ходатайство, которое судом было проигнорировано, как и другие. Отмечает, что при проведении следственных действий с его участием 19.09.2019 было нарушено право на защиту, что было подтверждено документально. Кроме того, указывает, что обвинительное заключение имеет ссылку на тома и листы дела, которые в материалах уголовного дела отсутствуют. Так, государственный обвинитель в прениях настаивал на удовлетворении исковых требований. По версии следствия и государственного обвинителя исковое заявление находится на листе дела 60 в томе 15 настоящего уголовного дела. Однако, защита неоднократно обращала внимание суда на отсутствие этого документа в материалах уголовного дела, что и было подтверждено руководителем Х.Н. в судебном заседании, что ущерба нет, иск не заявлялся.

Кроме того, суд, изменив размеры денежных сумм по эпизодам со свидетелями, вмененных органами предварительного следствия, не обосновал свою позицию, что это за суммы, из чего и каким образом они возникли, каким образом эти суммы относятся к хищению денежных средств из бюджета Управления, если таковое было установлено судом, как они повлияли на финансовое состояние Управления Р., каковы последствия, связанные с этими суммами для Управления, а также не обосновал изменение квалификации действий с ч.4 ст. 159 УК РФ на ч. 3 ст. 159 УК РФ по двум эпизодам. Также указывает, что не согласен с избранной в отношении него мерой пресечения.

В дополнении к апелляционной жалобе приводит содержание представлений на премирование, расчетов премий, приказов о премировании, которые, по его мнению, подтверждают законность начисления премия и отсутствие хищения чужого имущества с его стороны;

— адвокат Новикова И.А. просит приговор в отношении Ахметова Э.И. отменить и оправдать его в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, отменить избранную меру пресечения в виде заключения под стражу, вынести частное определение в адрес следователя Г.Г. и судьи Зайниевой А.Х. В обоснование своей жалобы приводит те же доводы, что и осужденный, дополнительно указывает, что первоначальные показания Ахметова Э.И., данные в ходе предварительного следствия, судом были искажены. Вывод суда о том, что Ахметов Э.И. частично признавал вину и по своей инициативе указывал сотрудникам о необходимости передачи ему части их премий, начисленных в значительном размере, не соответствует фактическим обстоятельствам дела в частности, а в целом, свидетельствует об обвинительном уклоне и формальном подходе суда к оценке доказательств.

Считает, что суд необоснованно признал достоверными показания Х.Э., признанной представителем потерпевшего на стадии предварительного следствия. В то же время руководитель Управления Р. Х.Н., который в судебном заседании был допрошен в качестве представителя потерпевшего (протокол судебного заседания от 16 октября 2020 года) по делу показал, что нареканий к Ахметову Э.И., как к работнику не имеет, премии начислялись законно, в пределах фонда оплаты труда. Показания Ахметова, Х.Н., данные в ходе предварительного следствия, которые судом были искажены, а также Х.Э., никакого доказательственного значения в хищении бюджетных денежных средств, выделенных Управлению, не имеют. Попытки органов предварительного следствия и суда искусственно создать доказательственную базу, либо создать видимость имеющихся доказательств, привело к незаконному осуждению Ахметова Э.И. ссылка суда на показания 17 свидетелей, якобы изобличающих Ахметова, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Приводит анализ показаний указанных свидетелей и отмечает, что все допрошенные в судебном заседании свидетели, показали, что Ахметов Э.И., никогда никого не обманывал, в заблуждение не вводил, претензий материального характера к Ахметову Э.И. исключают. Характеризуют его исключительно с положительной стороны, равно, как и сам руководитель Управления Х.Н. Подтверждают организацию и проведение мероприятий в Управлении силами сотрудников, принятие участия в этих мероприятиях, получение подарков, организацию праздничных столов. Незаконное начисление премий исключают.

Суд в приговоре, избегает конкретики, не указывает, какое представление, составленное Ахметовым, содержит сведения о завышенных премиях и в отношении кого, не представлено доказательств, что представления составлены, непосредственно Ахметовым, с указанием конкретной суммы премий, выше положенной, в отношение каких сотрудников, к каким последствиям это привело и какими доказательствами это подтверждается. Защита заявляла о признании недопустимыми доказательствами протоколов осмотров папок «премирование 2017», «премирование 2018г.», премирование 2019» и исключения их из числа доказательств. Ходатайство было проигнорировано судом. Выводы суда и в этой части не основаны на законе, так как выявленные нарушения при производстве осмотра папок «Премирование 2017, 2018, 2019 годы» не позволяют исключить должностной подлог, из-за созданных условий со стороны следователя Г.Э., для несанкционированного доступа иных лиц.

Отмечает, что было нарушено право на защиту Ахметова Э.И. при проведении следственного действия 19.09.2019, обращает внимание на отсутствие в деле искового заявления, а также на необоснованное отклонение представленного стороной защиты финансово-экономического экспертного заключения специалиста-эксперта А.А.

Кроме того, суд не отразил в приговоре и не дал оценку приобщенным стороной защиты документам, которые имели значение для дела, а также необоснованно учел при постановлении приговора показания следователя Г.Э., несмотря на то, что показания Г.Э. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Материалы уголовного дела, которые были направлены в суд первой инстанции, не содержат доказательств хищения денежных средств в Управлении. Об этом свидетельствует и то, что по делу не проводилась ни одна экономическая, либо бухгалтерская экспертиза, что подтверждает убежденность органов предварительного следствия в отсутствии хищения бюджетных средств в Управлении Р.. Также считает необоснованным избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ахметова Э.И;

— адвокат Шарипов З.К. просит приговор в отношении Ахметова Э.И. отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор. При этом указывает, что в приговоре должна быть описана объективная сторона совершенного преступления, которая должна соответствовать диспозиции состава преступления, указанного в ст. 159 УК РФ. Между тем требования уголовно-процессуального законодательства в приговоре не исполнены. В приговоре по уголовному делу, по обвинению Ахметова Э.И., его действия оценены как мошенничество. Однако    в качестве способа обмана (мошенничества) указано, что Ахметов Э.И. предупреждал лицо, которому начислялась премия выше положенного, что такое начисление будет произведено и что это лицо должно было передать часть премии ему (Ахметову Э.И.). То есть Ахметов Э.И. заранее предупреждал лицо, которому начислял, по мнению суда, премию выше обычного, что такая денежная сумма начисляется и что это лицо должно передать Ахметову Э.И. начисленные выше положенного денежные средства. Из приговора следует, что именно так впоследствии и поступал Ахметов Э.И. Диспозиция же ст. 159 УК РФ устанавливает, что мошенничеством является хищение путем обмана или злоупотребление доверием, (что также является разновидностью обмана). Иные действия, которые суд бы оценил как обман, в приговоре не указаны.    Однако соответствующее действительности предупреждение Ахметовым Э.И. сотрудника управления о том, что последнему будет начислена премия выше положенного, не может быть расценена как обман или злоупотребление доверием.

По всем эпизодам, по которым Ахметов Э.И. признан виновным в совершении мошенничества, суд в качестве доказательства привел показания свидетелей данных ими на стадии предварительного следствия, а не показания, данные свидетелем в ходе судебного следствия. Таким образом, считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют обстоятельствам дела, установленных судом, вследствие чего приговор в отношении Ахметова Э.И. подлежит отмене;

— адвокат Сазонов К.Ф. просит приговор в отношении Ахметова Э.И. отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор. При этом указывает, что анализ материалов уголовного дела в отношении Э.P. Ахметова, собранных в ходе предварительного, судебного следствия и исследованных в судебном заседании, показания свидетелей, допрошенных в ходе судебного заседания, свидетельствуют о том, что вина Ахметова Э.И. в инкриминируемых преступлениях не доказана.

Судом дана неправильная оценка показаниям свидетелей, данными в судебном заседании, будучи предупрежденными об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, в части добровольности их действий по передаче денежных средств, а также их мнений о завышенном размере начисленных им премий.

Руководитель Управления Х.Н. показал, что Управлению никакого ущерба не причинено, премии начислялись в соответствии с установленным регламентом, фонд оплаты труда не превышен, а также со стороны контролирующих органов каких-либо замечаний и нарушений по факту начисления премий не поступило. Приказы о премировании не отменялись, все поставленные задачи перед Управлением выполнялись своевременно, за что сам Х.Н. премировался вышестоящей организацией.

Суд вышел за пределы своей компетенции, самостоятельно определив размер и незаконность премий, не имея при этом заключения соответствующей экспертизы. В то же время судом неправомерно не были положены в основу приговора результаты    экспертного заключения по результатам финансово-экономической экспертизы информации Управления Р., выполненного экспертом А.А., приобщенного к материалам уголовного дела и исследованного в ходе судебного следствия.

Согласно приговора, Ахметов в силу своих должностных полномочий располагал полной информацией о движении документов относительно премирования сотрудников в силу своего служебного положения мог самостоятельно составлять представления на премирование с указанием сумм премий, согласовывать расчеты, то есть инициировать проводку документов, а также подписывать их у руководителя Управления Р. о премировании сотрудников в той редакции и в тех размерах премирования, которые ему были выгодны. Однако это не соответствует действительности, поскольку, исходя из показаний свидетелей, каждый начальник отдела самостоятельно составлял представление о премировании сотрудников своего отдела, а на начальников отделов представления составлялись заместителями руководителя.

Из текста приговора следует, что Ахметов, являясь должностным лицом, используя свое служебное положение, действуя из корыстных побуждений, совершил хищение денежных средств, выделенных государством для функционирования Управления Р., путем обмана. Однако, отсутствуют доказательства о наступивших последствиях, в результате действий Ахметова, кому и в каком размере был причинен вред.

Отсутствуют объективные данные, свидетельствующие об обмане со стороны Ахметова, не представлено доказательств завладения Ахметовым денежными средствами, и распоряжения ими по своему усмотрению в личных целях, не установлен размер похищенного непосредственно Ахметовым. Показания свидетелей и другие доказательства не позволяют установить, в чем выразился обман со стороны Ахметова;

— представитель потерпевшего адвокат Хомич Д.Н. просит приговор в отношении Ахметова Э.И. отменить. При этом указывает, что отсутствуют доказательства того, что перечисляемые работникам премии завышены. Допрошенные по делу свидетели последовательно и однозначно заявляли в судебном заседании, что начисленные им суммы премий они считают обоснованными, так как действительно полагают свой вклад в деятельность предприятия значительным и заслуживающим премирования не ниже начисленного. Решить вопрос о том, были ли начисленные и перечисленные работникам премии завышенными возможно было в ходе проведения по делу финансово-экономической экспертизы, однако такая экспертиза по делу не проводилась.

Отмечает, что описательная часть обжалуемого приговора не содержит указания на доказательства причастности Ахметова Э.И. к формированию премий «выше положенного». Из показаний свидетелей следует, что все характеризуют Ахметова Э.И. исключительно с положительной стороны, как порядочного, добросовестного исполнительного сотрудника, в заблуждение он их никогда не вводил, не обманывал. Из указанных свидетелей, в подчинении у Ахметова Э.И. состояли В.О., Х.И., С.З., Х.Л., М.А., Х.Э., из которых, согласно предъявленному Ахметову Э.И. обвинению, выше положенного премии начислялись только В.О. и Х.И., которые данный факт отрицают.

Считает, что утверждение стороны обвинения о том, что Ахметов Э.И. начислял сотрудникам Управления премии выше положенного, опровергаются материалами уголовного дела. При таких обстоятельствах, факт хищения денежных средств Управления является не установленным.

Полагает, что приговор не содержит указания на доказательства нарушения требований действующего законодательства при исчислении премий. Ахметов Э.И., как главный бухгалтер, не имеет никакого отношения к определению размера премий и их начислению конкретным работникам. Отсутствуют также доказательства нарушений при расходовании фонда оплаты труда на предприятии.

Считает, что приговор основан на недопустимом доказательстве, что существенно повлияло на выводы суда, имея в виду показания Х.Э.

Отмечает, что выводы суда, изложенные в приговоре, основаны на предположениях. Фабула обвинения не содержит конкретных безусловно подтвержденных данных о наличии корыстного мотива и цели в действиях Ахметова Э.И., о том, в чем выразился обман со стороны Ахметова Э.И., в отношении кого и каким способом был совершен обман, чьим доверием злоупотребил Ахметов Э.И. Указывает, что не определен надлежащим образом размер и последствия причиненного ущерба, а также отсутствуют доказательства завладения Ахметовым Э.И. денежными средствами и распоряжения ими по своему усмотрению или в личных целях.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Шаехова Ч.М. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином его составе. В обоснование представления указывает, что по всем эпизодам суд уменьшил сумму причиненного ущерба, не приводя мотивов такого решения.

Кроме того, согласно предъявленному обвинению Ахметову Э.И., по эпизоду от 10.09.2018 со свидетелем М.И.— на его лицевой счет открытый в банке Сбербанк России были перечислены денежные средства в размере 38 950 рублей в качестве премии, затем сняты с банковской карты 10.09.2018 в размере 38000. Однако в описательно-мотивировочной части приговора суд указал о снятии с банковской карты 10.09.2018 в размере 18000 рублей.

Согласно предъявленному обвинению Ахметову Э.И., по эпизоду от 10.06.2017 со свидетелем Г.И.— на его лицевой счет открытый в банке Сбербанк России были перечислены денежные средства в размере 93 600 рублей в качестве премии, затем сняты с банковской карты 07.06.2017 в размере 88000. Однако в описательно-мотивировочной части приговора суд указал о снятии с банковской карты 07.06.2017 в размере 80000 рублей.

Отмечает, что суд в приговоре без мотивировки сделал вывод и определил сумму хищения денежных средств Ахметовым Э.И., переданных свидетелями денежные средства Ахметову Э.И. после перечисления им на расчетные счета денежные средства, хотя согласно предъявленному обвинению, Ахметов Э.И. совершил хищение денежных средств из расчета перечисленных на расчетные счета сотрудников Россельхознадзора-свидетелей.

Суд принял решение об исключении из обвинения Ахметова Э.И. ч. 1 ст. 286 УК РФ и квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 159 УК РФ, но при этом ничем не обосновал переквалификацию с ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизодам со свидетелями М.И., Г.И.

Квалификация действий осужденного должна быть обоснована доказательствами, а выводы суда должны быть последовательны и логичны.

Однако эти требования закона не были соблюдены при рассмотрении данного уголовного дела.

Кроме того, в описательно-мотивировочной и в резолютивной части приговора суд вместо С.З. неправильно указал фамилию свидетеля С.З., вместо Г.И. неправильно указал отчество свидетеля Г.И., вместо Х.Г. неправильно указал имя свидетеля Х.Р.

Проверив материалы уголовного дела, изучив доводы апелляционных жалоб, апелляционного представления, выслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно статьи 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ и основан на правильном применении закона.

В силу положений уголовно-процессуального закона, обвинение должно быть сформулировано таким образом, чтобы обвиняемый (подсудимый) мог защищаться от конкретного обвинения, соответствующего требованиям статьи 171 УПК РФ. Обвинение также должно содержать достаточно полное изложение фактических обстоятельств преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 УПК РФ.

Для реализации права на защиту обвиняемый должен понимать сущность предъявленного обвинения, в котором должно быть четко изложено, какие противоправные действия ему вменяются и какими доказательствами подтверждается его вина (статья 16, часть 4 статьи 47 УПК РФ).

Обжалуемое судебное решение указанным требованиям закона не соответствует.

Как видно из уголовного дела, Ахметов Э.И. признан виновным в совершении 17 преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 159 УК РФ, то есть в совершении хищений чужого имущества путем обмана с использованием служебного положения (по 6 преступлениям – также в крупном размере).

Согласно приговора, Ахметов Э.И., в силу своих должностных полномочий располагал полной информацией о движении документов относительно премирования сотрудников и, в силу своего служебного положения, мог самостоятельно составлять представления на премирование с указанием сумм премий, согласовывать расчеты премий, то есть инициировать проводку документов, а также подписывать их у руководителя Управления Р. о премировании сотрудников в той редакции и в тех размерах премирования, которые ему были выгодны.

Для реализации своего преступного умысла, Ахметов Э.И. разработал план совершения преступления, согласно которому он, используя свое служебное положение, планировал начислять премии некоторым сотрудникам Управления Р. выше положенного и затем, истребовав часть премии у сотрудников, присваивать их себе для личных целей.

Всего, приговором суда установлено, что таким образом премии начислялись более 140 раз в отношении 17 сотрудников Управления Р..

Ахметов Э.И. признан виновным в совершении преступлений:

по эпизоду со свидетелем С.З. с 26.01.17 до 19.01.2019,

по эпизоду со свидетелем М.И. с 26.01.2017 до 19.02.2019,

по эпизоду со свидетелем З.А. с 26.01.2017 до 19.02.2019,

по эпизоду со свидетелем Г.И. с 26.01.2017 до 19.02.2019,

по эпизоду со свидетелем Х.И. с 10.05.2017 до 19.02.2019,

по эпизоду со свидетелем Ш.Д. с 10.05.2017 до 19.02.2019,

по эпизоду со свидетелем Х.И. с 10.05.2017 до 17.05.2019,

по эпизоду со свидетелем Н.Р. с 10.05.2017 до 02.11.2018,

по эпизоду со свидетелем Х.Ф. с 11.05.2017 до 17.05.2019,

по эпизоду со свидетелем В.О. с 26.01.2017 до 17.05.2019,

по эпизоду со свидетелем Г.С. 10.05.2017,

по эпизоду со свидетелем Ш.А. с 10.05.2017 до 02.11.2018,

по эпизоду со свидетелем Х.Р. 10.05.2017,

по эпизоду со свидетелем К.А. с 10.07.2017 до 19.02.2019,

по эпизоду со свидетелем К.И. с 10.08.2017 до 02.11.2018,

по эпизоду со свидетелем Ш.Л. с 27.12.2017 до 02.11.2018,

по эпизоду со свидетелем К.А. с 12.10.2018 до 02.11.2018.

Таким образом, согласно предъявленного обвинения и приговора, указанным сотрудникам Управления Р. в указанное время начислялась премия выше положенной, после чего денежные средства, превышающие положенную им премию, сотрудники Управления передавали Ахметову Э.И., который использовал полученные денежные средства в личных целях.

При этом потерпевшим по делу признано Управление Р., которому согласно приговора причинен материальный ущерб на сумму, которая образовалась в виде денежных средств, переданных Ахметову Э.И.

Формулировка предъявленного обвинения противоречит фактическим обстоятельствам, изложенным в обвинении, содержит в себе противоречия и нарушает право обвиняемого на защиту.

Так, согласно предъявленного обвинения целью Ахметова Э.И. не являлось хищение денежных средств у конкретных сотрудников Управления, они не признаны потерпевшими по делу, ущерб им не причинен, так как согласно обвинения им начислялась премия выше положенной.

Однако, при этом группирование всех тождественных действий по начислению премий произведено по числу свидетелей, суд признал совершение Ахметовым Э.И. совокупности 17 преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 159 УК РФ, с учетом числа сотрудников Управления, признанных по делу свидетелями.

Тождественные действия, совершенные применительно к одному приказу о премировании, входят в объективную сторону различных преступлений по эпизодам с различными свидетелями, при том, что потерпевшим по делу признано юридическое лицо — Управление Р., которому согласно обвинения был причинен материальный ущерб.

Судом не дано никакой оценки обоснованности того, что количество преступлений установлено по числу свидетелей, хотя умысел Ахметова Э.И., согласно обвинения, был направлен не на хищение имущества указанных свидетелей, а на хищение имущества Управления Р..

Группирование всех эпизодов по числу свидетелей, а не в хронологическом порядке (по порядку издания приказов), с учетом признания потерпевшим Управления Р. нарушает также право Ахметова Э.И. на защиту.

В своих показания Ахметов Э.И. указывает, что денежные средства, полученные от сотрудников Управления, расходовались на нужды Управления для проведения различных мероприятий. При этом показания Ахметова Э.И. в этой части носят общий характер.

Формулировка обвинения в совершении хищений по числу свидетелей с приведением фактов незаконных начислений премий в отношении каждого из 17 свидетелей, а не в хронологическом порядке по мере издания приказов о премировании с приведением алгоритма действий в каждом случае, лишает обвиняемого права на защиту от конкретного обвинения, так как все перечисленные в обвинении действия (более 140) изложены хаотично, обвинение сформировано нелогично с многочисленными повторами, что не позволяет выдвинуть конкретные доводы в защиту от предъявленного обвинения, лишает возможности обвиняемого осуществлять свою защиту с учетом конкретного времени совершения преступлений, в которых он обвиняется.

Предъявленное обвинение нарушает гарантированное обвиняемому статьей 47 УПК РФ право знать, в чем он конкретно обвиняется, лишает его возможности проверить доводы обвинения, возражать против конкретного обвинения и отстаивать свою позицию и защищаться от предъявленного обвинения.

Основанием отмены судебного решения в апелляционном порядке, согласно статьям 389.15, 389.17 УПК РФ являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Допущенные судом первой инстанции нарушения уголовно-процессуального закона судебная коллегия находит существенными, повлиявшими на законность и обоснованность приговора.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает приговор суда подлежащим отмене.

Допущенные нарушения являются неустранимыми в ходе нового судебного разбирательства, поскольку формулировка обвинения относится к исключительной компетенции органов предварительного расследования.

Указанные обстоятельства препятствуют рассмотрению судом дела по существу, поскольку исключают возможность постановления законного и обоснованного решения, и не могут быть устранены в ходе судебного производства по уголовному делу, в связи с чем уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения обстоятельств, препятствующих его рассмотрению в суде.

Решая вопрос о мере пресечения в отношении Ахметова Э.И., судебная коллегия исходит из того, что постановлением Приволжского районного суда города Казани от 04 марта 2021 года в отношении Ахметова Э.И. была избрана мера процессуального принуждения в виде запрета определенных действий, которую он не нарушал. Мера пресечения в виде заключения под стражу избрана настоящим приговором, который отменяется в полном объеме, в связи с чем судебная коллегия полагает меру пресечения в виде заключения под стражу изменить на меру процессуального принуждения виде запрета определенных действий и из-под стражи Ахметова Э.И. освободить.

Руководствуясь статьями 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

                                  О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Приволжского районного суда города Казани от 30 июня 2021 года в отношении Ахметова Эрика Ирековича отменить, уголовное дело на основании статьи 237 УПК РФ возвратить прокурору Республики Татарстан для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Меру пресечения в виде заключения под стражу изменить на запрет определенных действий сроком на 3 месяца, то есть до 14 марта 2022 года.

Ахметова Эрика Ирековича, <…>, из-под стражи освободить.

Установить Ахметову Э.И. следующие запреты:

— покидать постоянное место жительства, расположенное по адресу: <…>, кроме как для получения медицинской помощи, для сопровождения членов семьи в медицинские учреждения для получения медицинской помощи, с 23.00 до 6.00 часов следующего дня;

— общение с лицами, участвующими в настоящем уголовном деле в качестве свидетелей, представителей потерпевшего;

— отправку и получение почтово-телеграфных отправлений, за исключением корреспонденции из правоохранительных органов и суда;

        — использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», за исключением использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, следователем, своими защитниками, судом, информируя о каждом таком звонке контролирующий орган.

Обязать Ахметова Э.И. своевременно являться по вызовам следователя или в суд.

Контроль за соблюдением установленных ограничений возложить на филиал ФКУ УИИ УФСИН России по Вахитовскому району города Казани.

Апелляционные жалобы осужденного Ахметова Э.И., адвокатов Сазонова К.Ф., Шарипова З.К., Новиковой И.А., представителя потерпевшего адвоката Хомича Д.Н., апелляционное представление государственного обвинителя Шаеховой Ч.М. удовлетворить частично.

Апелляционное определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в кассационном порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, в течение шести месяцев со дня его вынесения, через суд первой инстанции.

Пропущенный по уважительной причине срок кассационного обжалования может быть восстановлен судьей суда первой инстанции по ходатайству лица, подавшего кассационную жалобу (представление).

В случае пропуска срока или отказа в его восстановлении кассационная жалоба (представление) может быть подана непосредственно в суд кассационной инстанции.

Обвиняемый вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Председательствующий

Судьи