Окончено судебное следствие и установлены все основные обстоятельства дела.

Что же произошло.

12 июня 2020 г. при выполнении работ по дренированию емкости Е10, заполненной сжиженным газом (далее СУГ), произошла утечка, газ распространился по территории, искра от электрооборудования вызвала взрыв, в результате которого погиб человек.

Следовательно, необходимо установить как техническую причину взрыва так и нарушения, которые состоят именно в прямой причинно-следственной связи со взрывом.

Сразу же стоит акцентировать внимание, Карезин О.В. – начальник смены и дежурил именно в день трагедии.

В ходе судебного следствия установлено следующее.

  • Емкость, в которой хранился газ, накануне аварии, по решению руководства ГНС, освобождалась от содержимого для ремонта запорной арматуры, которая так и не была отремонтирована.
  • По решению руководства ГНС, емкость Е10 без соблюдения процедуры и принятия решения о полном выполнении ремонтных работ, допущена к заполнению СУГ без проведения ремонта запорной арматуры.
  • Эта емкость по решению других лиц в другой день, до заступления Карезина О.В. на смену была заполнена СУГ.
  • На емкость был установлен дренажный вентиль техн. № 227, не предусмотренный стандартом. И как уже было сказано выше с нерабочей запорной арматурой техн. № 226.
  • Слив конденсата по инструкции осуществлялся сливщиком-разливщиком Садыковым М.М., который резко открыл дренажный вентиль техн. № 227.
  • Запорную арматуру и вентиль закрыть стало невозможно, так как они изначально были нестандартными и неисправными.
  • Газ по территории распространился так как земляной вал вокруг второй группы, где находилась емкость Е10 был ниже, чем предусмотрено стандартами.
  • Газ прошел по территории и от искры электрооборудования произошел взрыв.
  • На территории электрооборудование было установлено с нарушением стандартов (должны были без искровые).
  • В Инструкции по дренированию, как указано экспертами, отсутствуют требования по безопасным работам. То есть рабочие попросту не знали, что нужно было делать. Инструкция утверждалась руководством ГНС г. Казань ООО «Газпром сжиженный газ».

Эти все обстоятельства в первую очередь установлены заключениями экспертиз, показаниями экспертов и свидетелей.

Очевидно, что все эти нарушения, связанные с эксплуатацией неисправного оборудования никак не связаны с действиями/бездействиями начальника смены Карезина О.В. В его должностные обязанности не входят и не могли входить вопросы установки оборудования, его эксплуатации и т.п.

Далее эти доводы приведу в развернутом виде.

Емкость, в которой хранился газ, накануне аварии, по решению руководства ГНС, освобождалась от содержимого для ремонта запорной арматуры, которая так и не была отремонтирована.

Это подтверждается: 

  • распоряжением Губкина Ф.Ф.[1] № 1003 от 09 июня 2020 года об освобождении от газа Е10 для ремонта на ней задвижки техн.№226;
  • Показаниями эксперта Сираева Р.Ф., который сообщил, что указанная задвижка находилась в нерабочем состоянии уже задолго до аварии, причиной неисправности являлось загрязнение ее штока различными отложениями. Руководству ГНС г. Казань ООО «Газпром сжиженный газ» было известно о ее неисправности, так как, 09 июня 2020 года, Губкин Ф.Ф. издал распоряжение № 1003 о ремонте данного запорного устройства. (протокол судебного заседания от 15 ноября 2021 года);
  • Показаниями эксперта Третьякова В.А., сообщившего, что указанная задвижка находилась в неработоспособном состоянии, провернуть шток вентиля вручную не представлялось возможным. (протокол судебного заседания от 13 октября 2021 года, страницы 20-24).

 

По решению руководства ГНС, емкость Е10 без соблюдения процедуры и принятия решения о полном выполнении ремонтных работ, допущена к заполнению СУГ без проведения ремонта запорной арматуры. Эта емкость по решению других лиц в другой день, до заступления Карезина О.В. на смену, была заполнена СУГ.

 

            Это подтверждается показаниями свидетеля Арысланова Р.А.[2], показавшего, что обесточить электроподстанцию может только электрик, в ночной смене его нет, какого-либо локального нормативного акта, как это сделать без электрика на предприятии нет. Какие-либо телефонные номера для прекращения подачи электроэнергии мастеру не известны. Показания СИ СЕНС[3] ему не известны, сведения о времени дренирования у него из Акта расследования. Настаивает, что задвижка № 226 была исправна, с актом технического исследования не согласен в этой части. В операторной было установлено электрооборудование не во взрывозащищенном исполнении. Ответственным за ремонт Е10 был Каримов, и после завершения ремонтных работ, согласно п.8 наряда-допуска №32, должен был тщательно осмотреть место проведения работ и устранить выявленные нарушения которые могут привести к возникновению пожара, травмам и аварии. Освобождал ее от газа Шарафутдинов, который должен был для этого открыть задвижку №226. Проверить, закрыта ли она должен был Хакимов, в смену которого было начато первичное заполнение Е10. Он лично дал команду о заполнении Е10 СУГ. (протокол судебного заседания от 14 сентября 2021 года, страницы 31-38);

 

На емкость был установлен дренажный вентиль техн. № 227, не предусмотренный стандартом. И как уже было сказано выше с нерабочей запорной арматурой техн. № 226.

 

            Это подтверждается:

  • показаниями Хасанова А.Г. – главного инженера ООО «Газпром сжиженные газ»который не смог ответить, почему дренажная задвижка на Е10 отличалась от предусмотренной проектом. СИ СЕНС может показать время между окончанием заполнения емкости и дренированием, при расследовании несчастного случая ее показания не изучались «потому что не было компьютера». Утверждает, что на предприятии использовалось только взрывозащищенное оборудование. (протокол судебного заседания от 13 октября 2021 года, страницы 12-20);
  • Обмерзание дренажной задвижки произошло по причине несоответствия ее характеристик условиям эксплуатации. Это обстоятельство подтверждается допросом эксперта Сираева Р.Ф., который показал, что вентиль (крана) сливного патрубка не предназначен для дренирования сжиженного газа, так как его технические характеристики, указанные в паспорте изделия, не позволяют избежать обмерзания и не гарантируют безопасность работ. (протокол судебного заседания от 15 ноября 2021 года)

 

Слив конденсата по инструкции осуществлялся сливщиком-разливщиком Садыковым М.М., который резко открыл дренажный вентиль техн. № 227.

Согласно заключению экспертизы[4], причиной утечки СУГ стало быстрое открытие вентиля (крана) сливного патрубка.

Установлено, что быстрое открытие вентиля (крана) сливного патрубка на емкости Е-10 было произведено сливщиком-разливщиком Садыковым М.М., который не смог закрыть дренажную задвижку по причине ее обмерзания (с его слов).

При этом, контроль за соответствием запорной арматуры требованиям не входит в компетенцию подсудимого.

Запорная арматура и вентиль закрыть стало невозможно, так как они изначально были нестандартными и неисправными.

Была неисправна задвижка Ду50 техн. №226, что привело к созданию избыточного давления на выходе из сливного патрубка при проведении дренажа, что подтверждается:

  • Актом технического расследования причин аварии (том 7 л.д. 128-193, тома 8-12);
  • Техническим отчетом по результатам обследования запорного клапана. (том 6 л.д. 112-135);
  • Показаниями эксперта Сираева Р.Ф., который сообщил, что указанный вентиль находился в нерабочем состоянии уже задолго до аварии, причиной неисправности являлось загрязнение его штока различными отложениями. Руководству ГНС г. Казань ООО «Газпром сжиженный газ» было известно о его неисправности, так как, 09 июня 2020 года, Губкин Ф.Ф. издал распоряжение № 1003 о ремонте данного запорного устройства. (протокол судебного заседания от 15 ноября 2021 года);
  • Показаниями свидетеля Уздяевой Н.В., которая показала, что в наряде-допуске №32 отсутствует подпись Губкина Ф.Ф. о надлежащем окончании ремонтных работ (протокол судебного заседания от 14 сентября 2021 года, страницы 7-15);

Важно отметить, что при невозможности провернуть шток вентиля вручную невозможно удостовериться, в каком именно положении (открытом или закрытом) он находится.

Газ по территории распространился так как земляной вал вокруг второй группы где находилась емкость Е10, из которой происходила утечка, был ниже, чем предусмотрено стандартами.

Это подтверждается показаниями:

  • свидетеля Уздяевой Н.В.[5], сообщившей, что входила в комиссию по расследованию несчастного случая на производстве. В ее обязанности входит контроль за соблюдением требований промышленной безопасности. Обваловка емкости должна удерживать до 1/3 ее объема.
  • Показаниями эксперта Сираева Р.Ф., который сообщил, что из Е10 вытекло 38% объема. (протокол судебного заседания от 15 ноября 2021 года);
  • Мубаракшина И.Г.[6], который показал, что целостность обваловки второй группы, где находится Е10, была нарушена со стороны трансформаторной подстанции. (протокол судебного заседания от 13 октября 2021 года, страницы 24-28).

Газ прошел по территории и от искры электрооборудования произошел взрыв.

Проведенной по делу экспертизой установлено, что «источником инициирования взрывоопасного облака газовоздушной смеси на месте происшествия, наиболее вероятно, явилась электрическая искра, образовавшаяся в коммутационной цепи электрооборудования трансформаторной подстанции и (или) электрощитовой комнаты в одноэтажной части НКО[7]»[8].

В ходе судебного следствия установлено, что причиной возникновения искры стало использование ненадлежащего электрического оборудования.

Обвинительное заключение не содержит указания на выполнение сменой Карезина О.В. действий, связанных с появлением искры.

В нарушение требований[9], используемое электрооборудование не являлось взрывозащищенным.[10]

На территории ГНС электрооборудование было установлено с нарушением стандартов (должны быть безискровые).

Это подтверждается показаниями свидетелей:

  • Уздяевой Н.В., которая показала, что взрыв произошел в помещении электрощитовой или трансформаторной подстанции. К оборудованию этих помещений предъявляется требование быть взрывозащищенным, но оно таковым не являлось. Почему так произошло, ей не известно. Помещения электрощитовой и трансформаторной подстанций расположены с нарушением действующих норм о соблюдении расстояния до хранилища. (протокол судебного заседания от 14 сентября 2021 года, л.д. 7-15)
  • Фурштатовой Л.А.[11], которая показала, что причиной взрыва стала искра, образовавшаяся на электрооборудовании трансформаторной, там много причин, где могла образоваться искра. Проект не соответствует современным требованиям. (протокол судебного заседания от 14 сентября 2021 года, л.д. 15-23)
  • Курылева А.И.[12], который показал, что использование невзрывозащищенного оборудования могло повлиять на взрыв. (протокол судебного заседания от 30 сентября 2021 года, л.д. 2-12)
  • Эксперта Третьякова В.А.[13], показавшего, что причиной взрыва явилось короткое замыкание. (протокол судебного заседания от 13 октября 2021 года, л.д. 20-24)
  • Эксперта Сираева Р.Ф.[14], который показал, что использование электрооборудования не во взрывозащищенном исполнении в здании операторной, трансформаторной, насосно-компрессного отделения является грубейшим нарушением правил промышленной безопасности. (протокол судебного заседания от 15 ноября 2021 года)
  • Пункт 5 Акта технического расследования причин аварии, где указано, что взрыв произошел при срабатывании оборудования невзрывозащищенного исполнения в здании операторной, трансформаторной, насосно-компрессного отделения. (том 7 л.д. 128-193, тома 8-12).

При этом, контроль за электрооборудованием не входит в компетенцию подсудимого.

            Контроль за используемым электрооборудованием был возложен на:

  • Арысланова Р.А.[15]
  • Фурштатову Л.А.
  • Губкина Ф.Ф.[16]
  • Уздяеву Н.В.

Эти лица проходят по делу в качестве свидетелей, какая-либо юридическая оценка их действиям в ходе предварительного следствия не дана.

В Инструкции по дренированию, как указано экспертами, отсутствуют требования по безопасным работам. То есть рабочие попросту не знали, что нужно было делать. Инструкция утверждалась руководством ГНС г. Казань ООО «Газпром сжиженный газ». Утвержденная инструкция подсудимым не нарушена.

  • До начала рабочей смены было исполнено требование о инструктаже сливщиков-разливщиков СУГ, что подтверждается исследованными по делу документами.
  • Ранее сливщики-разливщики проходили периодическое обучение и проверку своих знаний, имели опыт производства работ по дренированию СУГ. Операцию по дренированию они выполняли многократно.
  • Инструкция по дренированию СУГ ПИ ГСГ-030-017 НЕ ТРЕБУЕТ обязательного присутствия мастера смены при производстве работ по дренированию.

 

В соответствии с Инструкцией по дренированию требуется, чтобы с момента заполнения емкости СУГ до момента начала ее дренирования прошло не менее двух часов.

Согласно исследованных в судебном заседании показаний системы СИ СЕНС[17] от 12 июня 2020 года, с момента заполнения емкости Е-10 до момента начала работ по ее дренированию прошло более 2 часов.

Эти обстоятельства подтвердили свидетели:

  • Шарафутдинов Д.Р.[18], который показал, что по указанию Губкина Ф.Ф. осуществлял освобождение емкости Е10 для ремонта 09.06.2020 г. После просмотра показаний системы СИ СЕНС, сообщивший суду, что эти показания ему понятны, он сам является пользователем этой системы в силу должностных обязанностей, прошел специальное обучение и может назвать точное время начала заполнения и окончание заполнения. Заполнение емкости Е10 было закончено 12 июня 2020 года в 18.30, а дренирование начато не ранее 20.30, то есть, спустя более двух часов. (протокол судебного заседания от 15 ноября 2021 года);
  • Хакимов Н.[19], показавший, что 11 июня 2020 года первым после выполнения ремонтных работ начал заполнение емкости Е10 СУГ по указанию Арысланова Р.А. Не помнит, проверял ли вентиль Ду50 техн. №226. Емкость заполнил не полностью и в таком состоянии передал следующей смене. О времени окончания слива СУГ в эту емкость 12.06.2020 г. и начале дренирования дал аналогичные с Шарафутдиновым показания, просмотрев показания системы СИ СЕНС подтвердив, что прошло более 2 часов. (протокол судебного заседания от 15 ноября 2021 года);
  • Губкин Ф.Ф., показавший, что 12 июня 2020 года дренирование емкости Е10 было начато не ранее двух часов с момента окончания слива. (протокол судебного заседания от 14 сентября 2021 года, страницы 23-31).

Ранее, в ходе предварительного следствия, показания системы СИ СЕНС не исследовались, не были предоставлены экспертам и не учитывались при формировании выводов экспертиз.

 

Невиновность Карезина О.В. подтверждается также показаниями потерпевших и свидетелей:

  • Исмагилова А.И.[20], сообщившего, что Карезин О.В. действовал в полном соответствии с указаниями, поступающими от руководства, каких-либо претензий к нему не имеет. Для скорейшей перекачки СУГ из аварийной емкости нельзя отключать электропитание. (протокол судебного заседания от 14 сентября 2021 года, страницы 3-7);
  • Показаниями Уздяевой Н.В., которая не смогла пояснить, почему не был закрыт вентиль Ду50 техн. №226, это должен был проконтролировать Каримов Р.Х., а после него — Губкин Ф.Ф. после окончания ремонтных работ на Е10. В наряде-допуске №32 отсутствует подпись Губкина Ф.Ф. Газоспасатели должны были прибыть через 20 минут, но прибыли через 40. План мероприятий по локализации и ликвидации аварии состоит из ряда пунктов, при этом последовательность их выполнения определяется исходя из обстановки. Помещения с электрооборудованием находились в зоне взрыва, что не соответствует требованиям безопасности. (протокол судебного заседания от 14 сентября 2021 года, страницы 7-15);
  • Фурштатовой Л.А., сообщившей, что входила в комиссию по расследованию несчастного случая на производстве. В ее обязанности входит контроль за соблюдением требований промышленной безопасности. Причиной взрыва стала искра. Взрыв мог помешать Карезину О.В. выполнить все пункты плана по ликвидации аварии. Газоспасатели прибыли не через 20 минут, после поступления сообщения как положено, а через 40. Показания СИ СЕНС ей не известны. (протокол судебного заседания от 14 сентября 2021 года, страницы 15-23);
  • Губкина Ф.Ф., показавшего, что операция по дренированию является стандартной, рядовой. Карезин О.В. пытался передавить (убрать СУГ в другую емкость) из аварийной емкости и предотвратить распространение аварии. Утверждает, что задвижка Ду50 техн. № 226 была исправна, в этой части с выводами комиссии и техническим исследованием не согласен. Нарушения при дренировании были допущены Садыковым, который до начала операции должен был убедиться, что все задвижки закрыты. Действия подсудимого не связаны с неконтролируемой утечкой газа. Штаб по ликвидации аварии должен организовываться в безопасном месте. Емкость Е10 перед ремонтом освобождал по его указанию Шарафутдинов, для этого он использовал задвижку Ду50 техн. №226, потом доложил, что задвижка закрыта, за ремонт был ответственным Каримов. Проконтролировать закрытие этой задвижки должен был мастер предыдущей смены Хакимов, который начал заполнение емкости. Взрыв мог помешать Карезину О.В. выполнить все пункты плана по ликвидации аварии. В случае, если задвижка №226 была неисправна, емкость Е10 нельзя было эксплуатировать. Карезин О.В. не имел возможности снять напряжение с подстанции. Команду на заполнение Е10 дал Арысланов. (протокол судебного заседания от 14 сентября 2021 года, страницы 23-31);
  • Курылева А.И., который показал, что на ГНС г. Казань ООО «Газпром сжиженный газ» не работала система оповещения в случае аварии, это нарушение требований законодательства. При подготовке комиссионного Акта по расследованию несчастного случая показания СИ СЕНС не учитывались, хотя именно по этим показаниям можно сделать вывод о времени дренирования. Фурштатова не была аттестована для выполнения своих должностных обязанностей, за это она привлечена к административной ответственности за ненадлежащую работу по охране труда. Также был привлечен к административной ответственности главный инженер предприятия Хасанов А.Г. Вызов газоспасателей не входит в обязанности Карезина О.В. Об аварии он должен был сообщить первым делом своему руководству. В действиях Губкина Ф.Ф. также были выявлены нарушения. Вентиль для дренирования не соответствует проекту, это состоит в прямой связи с розливом СУГ. Использование невзрывозащищенного оборудования находится в причинно-следственной связи со взрывом. Расположение трансформаторной подстанции не соответствует современным требованиям. Авария является следствием целого ряда нарушений. (протокол судебного заседания от 30 сентября 2021 года, страницы 2-12);
  • Юровой И.В., которая считает, что при аварии были соблюдены все меры предосторожности. (протокол судебного заседания от 13 октября 2021 года, страницы 2-5);
  • Садыкова М.М., который сообщил, что перед началом дренирования Е10 вентиль № 226 он не проверял. Воспользоваться паровой линией для отпаривания замерзшей задвижки возможности не было, так как из-за газового облака невозможно было найти шланги. Были тренировки по ликвидации аварии, но на них пользоваться паровой линией не учили. Карезин О.В. давал указания об эвакуации. В ходе тренировок по ликвидации аварии самой безопасной зоной считалась операторная. Тренировки проводили Губкин и Арысланов. (протокол судебного заседания от 13 октября 2021 года, страницы 5-12);
  • Мубаракшина И.Г.[21], который показал, что комиссией установлено несоответствие проектным решениям задвижек, отсутствие производственного контроля, регламентирующих документов на ГНС г. Казань ООО «Газпром сжиженный газ». Взрыв мог помешать Карезину О.В. выполнить все пункты плана по ликвидации аварии. Целостность обваловки второй группы, где находится Е10, была нарушена со стороны трансформаторной подстанции. (протокол судебного заседания от 13 октября 2021 года, страницы 24-28).

 

Все свидетели, знакомые с Карезиным О.В., охарактеризовали его исключительно с положительной стороны как грамотного и ответственного специалиста, не имевшего нареканий по исполняемой работе.

 

При изложенных обстоятельствах, прошу оправдать Карезина О.В. по настоящему уголовному делу.

 

[1] Заместитель начальника ГНС г. Казань ООО «Газпром сжиженный газ»

[2] Начальник ГНС г. Казань ООО «Газпром сжиженный газ»

[3] Система измерительная «СЕНС» (СИ СЕНС) предназначена для измерения (контроля) параметров жидких и газообразных сред и автоматизации технологических процессов в нефтегазовой, химической, пищевой и других отраслях

[4] Заключение эксперта № 1251/09-1 от 25.09.2020 (том 7 л.д. 62-111)

[5] Ведущий специалист по охране труда службы охраны и промышленной безопасности ООО «Газпром сжиженный газ»

[6] Начальник межрегионального отдела по надзору за пожароопасными объектами химического комплекса, член комиссии по расследованию аварии

[7] Насосно-компрессорная станция

[8] Заключение эксперта № 1251/09-1 от 25.09.2020 (том 7 л.д. 62-111)

[9] ГОСТ Р 51330.0-99 и ГОСТ 12.2.020-76

[10] Взрывозащищенное электрооборудование — электрооборудование, в котором предусмотрены конструктивные меры по устранению или затруднению возможности воспламенения его взрывоопасной окружающей среды при эксплуатации этого электрооборудования.

[11] Руководитель службы охраны труда и промышленной безопасности в ООО «Газпром сжиженный газ»

[12] Старший государственный инспектор Казанского отдела общепромышленного и государственного энергетического надзора Приволжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору

[13] Эксперт, заместитель директора в Казанском филиале АО «ВО Безопасность»

[14] Эксперт, руководитель лаборатории в Казанском филиале АО «ВО Безопасность»

[15] Начальник ГНС г. Казань ООО «Газпром сжиженный газ»

[16] Заместитель начальника ГНС г. Казань ООО «Газпром сжиженный газ»

[17] Система измерительная «СЕНС» (СИ СЕНС) предназначена для измерения (контроля) параметров жидких и газообразных сред и автоматизации технологических процессов в нефтегазовой, химической, пищевой и других отраслях

[18] Мастер смены цеха приема, отпуска, слива и хранения СУГ ГНС г. Казани ООО «Газпром сжиженный газ»

[19] Мастер смены цеха приема, отпуска, слива и хранения СУГ ГНС г. Казани ООО «Газпром сжиженный газ»

[20] Машинист компрессорных установок ГНС г. Казани ООО «Газпром сжиженный газ»

[21] Начальник межрегионального отдела по надзору за пожароопасными объектами химического комплекса, член комиссии по расследованию аварии

Пресса о событии:

  1. https://www.business-gazeta.ru/article/471797
  2. https://www.business-gazeta.ru/article/471851
  3. https://www.business-gazeta.ru/article/481782
  4. https://m.business-gazeta.ru/news/536319?fbclid=IwAR3CA1_m1wySOniN8kF6MJa1ryFXkAo92ROUlRPB6y39gZMFuyFPM1k7VDc
  5. https://m.business-gazeta.ru/news/537244?utm_content=mobile
  6. https://m.realnoevremya.ru/news/239043-v-kazani-vynesli-prigovor-po-delu-o-vzryve-na-gazohranilische
  7. https://m.business-gazeta.ru/article/518840?fbclid=IwAR0a2sxXBssdwrNOTPe3_FDRnatLD005ig85pdrNZsbO8StKl1H29ZKRiI0
  8. https://m.realnoevremya.ru/articles/239086-chto-stoit-za-myagkim-prigovorom-po-vzryvu-na-gazohranilische-kazani?_url=%2Farticles%2F239086-chto-stoit-za-myagkim-prigovorom-po-vzryvu-na-gazohranilische-kazani#from_desktop